Серия онлайн книг «Великие полководцы»

Серия книг «Великие полководцы»

Что есть величие – закономерность или случайность? Вряд ли на этот вопрос можно ответить однозначно. Но разве большинство великих судеб делает не случайный поворот? Какая-нибудь ничего не значащая встреча, мимолетная удача, без которой великий путь так бы и остался просто биографией. И все же есть судьбы, которым путь к величию, кажется, предначертан с рождения. Павел Степанович Нахимов (1802—1855) – из их числа. Конечно, у него были учителя, был великий М. П. Лазарев, под началом которого Нахимов сначала отправился в кругосветное плавание, а затем геройски сражался в битве при Наварине. Но Нахимов шел к своей славе, невзирая на подарки судьбы и ее удары. Например, когда тот же Лазарев охладел к нему и настоял на назначении на пост начальника штаба (а фактически – командующего) Черноморского флота другого, пусть и не менее достойного кандидата – Корнилова. Тогда Нахимов не просто стоически воспринял эту ситуацию, но до последней своей минуты хранил искреннее уважение к памяти Лазарева и Корнилова. Крымская война 1853—1856 гг. была последней «благородной» войной в истории человечества, «войной джентльменов». Во-первых, потому, что враги хоть и оставались врагами, но уважали друг друга. А во-вторых – это была война «идеальных» командиров. Иерархия, звания, прошлые заслуги – все это ничего не значило для Нахимова, когда речь о шла о деле. А делом всей жизни адмирала была защита Отечества…
«Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке», – такую характеристику во время войны от скупого на похвалы командующего получают не просто так. Тогда еще полковник барон Петр Николаевич Врангель (1878—1928) заслужил ее вполне. Военные годы Первой мировой и Гражданской войны сильно изменили Петра Николаевича: лихой конногвардеец превратился в отважного кавалериста, светский любимец – в обожаемого солдатами героя, высокомерный дворянин – в государственного деятеля и глубоко верующего человека, любитель французского шампанского – в сурового «черного барона». Приняв Добровольческую армию в обстановке, когда Белое дело было уже обречено, генерал барон Врангель тем не менее сделал почти невозможное для спасения ситуации. Но когда, оставленный союзниками без поддержки, он вынужден был принять решение об уходе из Крыма, то спланировал и эту горестную операцию блистательно – не зря она вошла в анналы военного искусства. Остатки Русской армии и гражданское население, все те, кто не хотел оставаться под властью большевиков, – а это 145 тысяч человек и 129 судов – были четко и организованно эвакуированы в Константинополь. Перед тем как самому покинуть Россию, Врангель лично обошел все русские порты на миноносце, чтобы убедиться, что корабли с беженцами готовы выйти в открытое море.
Слава – переменчива, изменения ее «характера» иногда очень сложно объяснить с точки зрения логики. В свое время имя Петра Александровича Румянцева (1725—1796) гремело как минимум не меньше, чем имена Суворова, Кутузова и других военачальников, прославлявших русское оружие. Павел I называл Румянцева «русским Тюренном», сравнивая с величайшим полководцем Франции XVII века. А Суворов постоянно подчеркивал, что он – ученик Румянцева.Великий полководец, чтобы именоваться таковым, обязан выигрывать великие битвы; при этом можно побеждать в великих битвах – и не быть великим полководцем. Нужны талант, смелость, гибкость мышления, умение выйти за общепринятые рамки. П. А. Румянцев всеми этими качествами обладал сполна. Он был не просто военачальником – он был реформатором военного искусства. Во главу угла Румянцев ставил маневр, выбор выгодной позиции, победу не любой ценой, а с наименьшими потерями. Все гениальное кажется простым: если противник успешно использует некий прием – значит, нужно не подстраиваться под него, а найти эффективный ответ. И если палочная дисциплина дает сбои – нужно что-то менять.Просто-то оно просто, да только именно Румянцев первым догадался, что против турок, перед которыми пасовали многие прославленные европейские полководцы, следует ставить войска не в линию и не ждать нападения, а искать противника и нападать на него глубоко эшелонированным строем. И он же первым в русской армии стал уделять внимание боевому духу армии, ее моральной подготовке, понимая, что одной муштрой хорошего солдата не воспитать.Но прошло время – и имя Румянцева по каким-то малопонятным причинам стали задвигать на второй план. Ушли в тень, стали приписываться другим и его блистательные победы – взятие Кольберга, разгром турок при Ларге и Кагуле. И вот уже благодаря авторам псевдоисторических романов Румянцев превратился едва ли не в карикатурный образ.К счастью, историческая справедливость все еще существует. И она безо всяких сомнений свидетельствует: Петр Александрович Румянцев – выдающийся полководец и дипломат, величие которого не подвластно времени и переменчивым историческим эпохам…Представленные в данном издании труды П. А. Румянцева-Задунайского, посвященные организации и реформированию русской армии, представляют особый интерес. А о его гениальных победах при Гросс-Егерсдорфе, Кунерсдорфе, Кольберге в Семилетнюю войну 1757—1763 гг. и при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле – в Русско-турецкую 1768—1774 гг. рассказывают многочисленные исторические документы, а также опубликованные в качестве приложения труды известных российских историков Д. Н. Бантыша-Каменского, М. И. Богдановича, А. А. Керсновского.Электронная публикация материалов жизни и деятельности П. А. Румянцева-Задунайского включает полный текст бумажной книги и избранную часть иллюстративного документального материала. А для истинных ценителей подарочных изданий мы предлагаем классическую книгу. Как и все издания серии «Великие полководцы» книга снабжена подробными историческими и биографическими комментариями; текст сопровождают сотни иллюстраций из российских и зарубежных периодических изданий описываемого времени, с многими из которых современный читатель познакомится впервые. Прекрасная печать, оригинальное оформление, лучшая офсетная бумага – все это делает книги подарочной серии «Великие полководцы» лучшим подарком мужчине на все случаи жизни.
«И красив он был, как никто другой, и голос его – как труба в народе, лицо его – как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его – как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую». Наверное, таким и должен быть идеальный народный герой – и в XIII веке, когда писалась «Повесть о житии Александра Невского», и в веке XXI-м, когда святой благоверный князь Александр на всероссийском конкурсе был назван «Именем России». Об Александре Невском (1221—1263) – полководце – знает каждый. 1242 год, весна, покрытое льдом Чудское озеро, ливонские рыцари в латах с ног до головы – страшные и непобедимые, живущие войной и ради войны. А затем – жестокая битва на тонком весеннем льду, и победа войска Александра. С детства знакомые образы: Александр Невский – великий воин, не проигравший ни одной битвы, эталон полководца, икона русского воинства. Гораздо меньше известен Невский-правитель. А ведь на этом поприще ему тоже пришлось потрудиться – искать и находить компромиссы, быть жестким, а иногда жестоким, подавляя бунты. Но одной жестокостью в ту пору трудно было удержаться на княжеском престоле. Летописцы и историки отмечают, что правление Александра было расчетливым и дальновидным, и неслучайно его княжение в Великом Новгороде, а затем и в Киеве, было названо «Великим». Была у Александра Невского и еще одна ипостась – дипломатическая. Об этой стороне его деятельности некоторые источники сообщают в каком-то даже извинительном тоне, а кое-кто и вовсе критикует: мол, заключил союз с татаро-монголами, привел их на Русь. Но в действительности, деяния Невского-дипломата значили для Руси не меньше, чем деяния Невского-полководца. Ведь князя Александра не упрекнешь в трусости. Так может, союз с татаро-монголами – не ошибка, не поражение, а гениальный ход мудрого политика и дипломата, способного пойти на тяжелый, но необходимый союз?
Герой Отечественной войны 1812 г., «проконсул» Кавказа, Алексей Петрович Ермолов (1777—1861) был сыном эпохи величия и могущества России, породившей плеяду выдающихся российских мыслителей, ученых, полководцев, поэтов, смысл жизни которых состоял в служении Отечеству. Это был, по словам А. С. Грибоедова, «сфинкс новейших времен» – сложная и противоречивая личность: человек сильной воли и независимых взглядов, не признававший авторитетов патриот, всегдашний оппозиционер власти и в то же время верный сын Отечества. Эпоха сформировала личность Ермолова – и сам он был одним из активных ее творцов. Судьба Ермолова впечатляет. Сызмальства приписанный в Преображенский полк, 17‑ти лет он уже сражался под началом Суворова. Но храбрость и смекалка юного офицера-артиллериста не спасли его от ссылки… Освободил его Александр I, и с тех пор Ермолов самоотверженно служил царю во всех войнах – с Польшей, Пруссией, с Наполеоном. Под Аустерлицем Алексей Петрович заслужил военный орден Святого Георгия и чин полковника. В Бородинском сражении именно он фактически спас армию, отбив у французов батарею Раевского, остановив смятение в войсках и обороняя высоту, пока контузия не вывела его из строя.
Кутузов – да, Багратион – да, Платов – да, Давыдов – да, все герои, все спасли Россию в 1812 году от маленького француза, великого императора Наполеона Бонапарта. А Барклай де Толли? Тоже вроде бы да… но как-то неуверенно, на втором плане. Удивительная – и, к сожалению, далеко не единичная для нашей истории – ситуация: человек, гениальное стратегическое предвидение которого позволило сохранить армию и дать победное решающее сражение врагу, среди соотечественников считался чуть ли не предателем. О том, что Кутузов – победитель Наполеона, каждый знает со школьной скамьи, и умалять его заслуги неблагодарно. Но что бы сделал Михаил Илларионович, если бы при Бородине у него не было армии? А ведь армию сохранил Барклай. И именно Барклай де Толли впервые в войнах такого масштаба применил тактику «выжженной земли», когда противник отрезается от тыла и снабжения. Потому-то французы пришли к Бородино не на пике боевого духа, а измотанные «ничейными» сражениями и партизанской войной. Выдающемуся полководцу Михаилу Богдановичу Барклаю де Толли (1761—1818) довелось командовать русской армией в начальный, самый тяжелый период Отечественной войны 1812 года. Его книга «Изображение военных действий 1812 года» – это повествование от первого лица, собрание документов, в которых содержатся ответы на вопросы: почему было предпринято стратегическое отступление, кто принимал важнейшие решения и как удалось переломить ход событий и одолеть считавшуюся непобедимой армию Наполеона. Современный читатель сможет окунуться в атмосферу тех лет и почувствовать, чем стало для страны то отступление и какой ценой была оплачена та победа, 200-летие которой Россия отмечала в 2012 году.
Среди военно-исторической и мемуарной литературы, посвященной Первой мировой войне и событиям в России в 1917—1922 гг., воспоминания Алексея Алексеевича Брусилова (1853—1926) занимают особое место. Брусилов – «автор» гениального с военно-стратегической точки зрения прорыва, названного его именем. …1916 год. Настроения, царящие в русской армии, можно охарактеризовать одним словом – уныние. Самое страшное: пассивность и нерешительность охватили прежде всего тех, кто был поставлен командовать армией, вести за собой миллионы людей. К счастью, не всех. Говоря о событиях лета 1916 года, часто используют слово «впервые»: впервые стратегическое наступление проводилось в условиях позиционной войны; впервые фронт прорывался одновременными ударами на нескольких участках; впервые было применено последовательное сосредоточение огня для поддержки атаки. А главное: впервые, после более чем года отступлений, нашелся военачальник, который не разучился мыслить стратегически.
Кто-то определил талант полководца как способность принимать безошибочные решения в условиях острого дефицита времени и достоверной информации. Возможно, по скрупулезным меркам военного искусства величайший русский полководец Александр Васильевич Суворов (1730—1800) не был гением – как Александр Македонский, Цезарь или Наполеон.Он был больше, чем гений! Второго Суворова у России не будет никогда. Слуга царю, отец солдатам, не проигравший ни одной битвы военачальник, защитник Отечества, сказавший: «Тщетно двинется на Россию вся Европа: она найдет там Фермопилы, Леонида и свой гроб». Патриот, считавший Россию уникальной страной: «Природа произвела Россию только одну. Она соперниц не имеет», и безмерно страдавший от несправедливого устройства русской жизни: «Я бывал при дворе, но не придворным, а Эзопом, Лафонтеном: шутками и звериным языком говорил правду…»Суворов являл собою тип русского человека в лучшем, ярчайшем, оригинальнейшем своем воплощении. Он завоевал такую всеобщую любовь современников, какой не пользовался, по крайней мере при жизни, даже Пушкин. Солдаты, офицеры и генералы готовы были умереть, но выполнить его приказ, – и потому побеждали любого противника.Не будь его побед на Рымнике и под Измаилом, в Крыму, Польше, Италии и Швейцарии, – кто знает, какой была бы последующая история России? Но Суворов не только одержал эти победы – он вырастил, воспитал, выучил, дал развернуться и проявить себя множеству замечательных военачальников: от Багратиона до Кутузова, которые потом отстояли Россию в 1812 году.И он навеки остался в благодарной памяти народа в строгих военных учебниках как непревзойденный образец патриотизма и воинского искусства. Равняться на него, учиться у него и любить его мы продолжаем и сегодня.«Наука побеждать» – книга, в которой величайший русский полководец предстает не только гениальным военачальником, но и великой личностью. Издание также включает уникальные мемуарные свидетельства современников и очевидцев, чтобы из приказов и рапортов, переписки и мемуаров, походных дневников и теоретических кабинетных штудий перед читателем сложилась гигантская мозаика русской военной истории последней трети XVIII века.Электронная публикация материалов жизни и деятельности А. В. Суворова включает полный текст бумажной книги и избранную часть иллюстративного документального материала. А для истинных ценителей подарочных изданий мы предлагаем классическую книгу. Как и все издания серии «Великие полководцы» книга снабжена подробными историческими и биографическими комментариями; текст сопровождают сотни иллюстраций из российских и зарубежных периодических изданий описываемого времени, с многими из которых современный читатель познакомится впервые. Прекрасная печать, оригинальное оформление, лучшая офсетная бумага – все это делает книги подарочной серии «Великие полководцы» лучшим подарком мужчине на все случаи жизни.
Почему за без малого две с половиной тысячи лет никто – ни Ганнибал, ни Цезарь, ни Атилла, ни Чингисхан, ни Наполеон, – никто не сумел затмить славы великого древнегреческого правителя, гениального полководца Александра Македонского (356 —323 гг. до н. э.) – Александра Великого? Конечно, Александр был великим завоевателем: за 11 лет он создал империю площадью 5,2 миллиона квадратных километров! Он полностью изменил облик Древнего мира. Даже после распада его империи населявшие ее народы уже не смогли вернуться к прежнему образу жизни. Александр двигал не только свои фаланги – он двигал историю! Проложив путь в Среднюю Азию, Индию, он связал эти районы с Европой, Египтом, Аравией, Кавказом, Причерноморьем. Другой гениальный полководец и преобразователь, Наполеон Бонапарт, сказал о нем: «Что меня восхищает в Александре Великом – это не его кампании, для которых мы не имеем никаких средств оценки, но его политический инстинкт». Наполеон знал, о чем говорит: он тоже, прокатившись по Европе освежающим ураганом, оставил после себя Наполеоновский кодекс, чем круто повернул европейскую историю, создал новый алгоритм жизни.
«Одним людям идут их недостатки, другим даже достоинства не к лицу», – сказал замечательный французский моралист и мыслитель герцог Франсуа де Ларошфуко. Эта максима как нельзя более подходит к полководцам. Ни на каком другом поле не становится столь очевидна относительность наших моральных оценок, как на поле сражения. Мы не можем восхищаться полководцем – и не думать о том, ради чего он совершал великие деяния и какую цену заплатил за достижение своих целей. По сути дела, любой крупный полководец – личность трагическая: рука об руку с его победами идут гибель и разрушение. И все-таки бесспорные гении войны, точнее говоря – стратегии, предвидения и организации, есть! Ведь великий полководец – это великий кризисный менеджер. И один из самых знаменитых и непревзойденных среди них – Наполеон I Бонапарт (1769—1821) – французский республиканец и император, непобедимый военачальник и государственный деятель, заложивший основы современной Франции и на штыках экспортировавший Кодекс Наполеона в феодальные государства тогдашней Европы. Величие его несомненно, противоречивость же и трагичность видны в том, что его реформаторская деятельность задела интересы слишком многих национальных элит – которые и ополчились на него единым фронтом. До этого Европа объединилась так только однажды – чтобы противостоять нашествию орд Аттилы. Но если гунны несли разорение и хаос, то Наполеон – да, силой – перетащил Европу из Средневековья в Новое время!
Путь русского офицера – это служба или судьба? Для Антона Ивановича Деникина (1872—1947) это был главный, непоколебимый, непреложный закон: служить Родине, защищать Россию, всегда, при любых обстоятельствах, как бы и куда бы ни повернула линия жизни. Но каково это – любить Россию? И что означают для отдельного человека долг и патриотизм? Деникин иллюзий по этому поводу не испытывал и знал: любить Родину – это работа. И такая работа лавров обычно не приносит: «Я знаю, что я делаю самую неблагодарную работу и что меня будут поносить и, может быть, проклинать… Но кто-то должен эту работу сделать». Для некоторых может стать откровением, что генерал царской армии Антон Иванович Деникин с давних пор был противником самодержавия. Но за что же он тогда боролся с большевиками? За власть? Безусловно – нет. Он делал свою «работу» – устанавливал диктатуру – но при этом считал ее временным, пусть и болезненным, однако необходимым переходом к демократическому строю. Который, как считал Антон Иванович, есть единственно возможный путь для России.
Только два полководца были причислены Русской Православной Церковью к лику святых. Первый – Александр Невский, второй – Федор Ушаков. В Деянии о его канонизации сказано: «Сила его христианского духа проявилась не только славными победами в боях за Отечество, но и в великом милосердии, которому изумлялся даже побежденный им неприятель… милосердие адмирала Феодора Ушакова покрывало всех…» Это правда: крупнейший русский флотоводец, не проигравший на море – как великий Суворов – на суше! – ни одного сражения, адмирал Федор Федорович Ушаков (1745—1817), обладая всеми качествами выдающегося военачальника, стратега и дипломата, был начисто лишен презрения к человеческой жизни. Ни азарт боя, ни ожесточенность неприятеля, ни необходимость нанести ему наибольший урон,– ничто не могло заставить славного адмирала забыть о главном: сражения ведутся не для истребления людей, а для прекращения войны. Неоднократно битые русским адмиралом турки с почтением и страхом называли его «Ушак-паша». Именно выигранные Ушаковым все основные сражения Русско-турецкой войны привели к заключению Ясского мирного договора, закрепившего за Россией все Северное Причерноморье, включая Крым, и значительно усилившего политические позиции России на Кавказе и Балканах.
Россия всегда благоговела перед эпическими героями, чьи победы достаются не столько выучкой и ратным трудом, сколько доблестью и Божьей помочью. Слава богу, в России таких хватало: Александр Невский, Александр Васильевич Суворов, Федор Федорович Ушаков. И – Михаил Дмитриевич Скобелев (1843—1882),– пожалуй, последний из тех, кто достоин называться «народным полководцем».Эпичность Скобелева – не только в его неизменных победах: из более 60 сражений, в которых он принимал участие, ни одно не проиграно. Она – в народной любви к Скобелеву, в искреннем почитании его простыми солдатами, которым много приходилось терпеть от других начальников. А Скобелева они просто боготворили – за то, что никогда не были для него пушечным мясом, за то, что полководец всегда щадил их жизни.В народной памяти Скобелев остался полумифическим богатырем, «Суворову равным» «белым генералом», который первым бросается в битву, разит врагов направо и налево, и при этом ни сабля, ни пули его не берут. Битва завершилась победой, кругом раненые, убитые – а у него ни единой царапины…И вдруг в 38 лет – смерть-загадка. И современникам, и историкам остается только выдвигать версии – то ли убит недругами России как потенциальная угроза их антиславянской политики, то ли своими – как чрезвычайно популярный, а потому опасный человек. Способный в миг поднять армию, откровенно недовольный политикой нового царя, сворачивающего реформы, да к тому же имеющий реальную возможность стать если не князем Болгарии, то ее военным министром.Но может быть все проще – и страшнее? Не выдержало сердце, которому было нанесено столько ударов. Недаром же Михаил Дмитриевич после последнего штурма Плевны, где он 30 часов просил о поддержке и не получил ее, сказал: «До третьей Плевны я был молод, а вышел из нее стариком». А ведь потом был еще позорный Берлинский конгресс, и тяжелая Ахалтекинская экспедиция, и смерть отца, и убийство матери, и безумие крестного, и исчезновение миллиона, собранного Скобелевым для какого-то важного дела…Похороны белого генерала стали квинтэссенцией народной любви и горя от потери, которую невозможно восполнить. Говорят, корреспондент британской «Таймс» Чарльз Марвин был настолько поражен увиденным, что, не сдержав эмоций, воскликнул: «Такое у нас было бы невозможно!» – «Невозможно было бы и у нас,– ответил кто-то из русских.– Но ведь это же Скобелев…Так и вышло… В этом – высшая форма величия полководца, которую невозможно изъяснить… Перед ней можно только склонить голову…Электронная публикация материалов жизни и деятельности М. Д. Скобелева включает полный текст бумажной книги и избранную часть иллюстративного документального материала. А для истинных ценителей подарочных изданий мы предлагаем классическую книгу. Как и все издания серии «Великие полководцы» книга снабжена подробными историческими и биографическими комментариями; текст сопровождают сотни иллюстраций из российских и зарубежных периодических изданий описываемого времени, с многими из которых современный читатель познакомится впервые. Прекрасная печать, оригинальное оформление, лучшая офсетная бумага – все это делает книги подарочной серии «Великие полководцы» лучшим подарком мужчине на все случаи жизни.
Все знают славное имя Михаила Илларионовича Кутузова (1745—1813). Для всякого русского человека имя Кутузова стоит в одном ряду с великими именами Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского. Всю жизнь он воевал для славы Россию, а в конце жизни выиграл битву за Россию. Имя Кутузова связывают обычно с беспримерным сокрушительным разгромом величайшего военного гения – Наполеона (который еще в 1805 году назвал Кутузова «хитрым лисом» – за то, что тот перехитрил его). Между тем даже беглое знакомство с биографией будущего спасителя России позволяет утверждать: личностью он был необычайной. Военную службу Кутузов начал в 19 лет. В молодые годы, не имея еще случая проявить свое стратегическое мышление, являл чудеса беспримерной храбрости во время многочисленных стычек с неприятелем. В первую Русско-турецкую войну, чудом выжив после тяжелейшего ранения (стоившего ему глаза), Кутузов использовал полученный от Екатерины II заграничный отпуск не столько для лечения, сколько для знакомства с Европой и расширения образования: учиться он продолжал всю жизнь. А по возвращении был направлен в помощь Суворову – и блестяще, дипломатическими средствами завершил аннексию Крыма. Кстати говоря, великий Суворов из всех своих полководцев ценил Кутузова едва ли не выше всех – и это было широко известно: после 1800 года в армии Кутузова считали прямым наследником Суворова.

Александр Невский

Александр Невский

(бояр. Алеѯандръ Ꙗрославичь) — святой™ благоверный™ великий™ князь, защитник Земли Русской в лучших традициях развитого феодализма (с братоубийствами, отрубанием голов и сомнительными союзами). Продолжал политику своего отца (призвавшего в 1245 году русских князей признать Батыя «своим царём»). Союзник монголо-татарских оккупантов, узурпировал новгородскую государственную власть ради сохранения собственных привилегий.
Статья с Луркоморья.

Александр Суворов

Александр Суворов

Александр Васильевич Суворов (1729—1800) — великий русский полководец, не потерпевший ни одного поражения в своей военной карьере, один из основоположников русского военного искусства, князь Италийский (1799), граф Рымникский, граф Священной Римской империи, генералиссимус российских сухопутных и морских сил, генерал-фельдмаршал австрийских и сардинских войск, гранд Сардинского королевства и принц королевской крови (с титулом «кузен короля»), кавалер всех российских и многих иностранных военных орденов, вручавшихся в то время.

Алексей Брусилов

Алексей Брусилов

Алексе́й Алексе́евич Бруси́лов (19 (31) августа 1853, Тифлис — 17 марта 1926, Москва) — русский военачальник и военный педагог, генерал от кавалерии (1912), генерал-адъютант (1915), главный инспектор кавалерии РККА (1923).

Из дворянского рода Брусиловых. Родился в Тифлисе в семье русского генерала Алексея Николаевича Брусилова (1787—1859). Мать — Мария-Луиза Антоновна, была полькой и происходила из семьи коллежского асессора А. Нестоемского.
Не имея до этого опыта командования ни полком, ни бригадой, только благодаря ...

Антон Деникин

Антон Деникин

ДЕНИКИН, АНТОН ИВАНОВИЧ
1872-1947
Российский военный и политический деятель, один из руководителей Белого движения.
Родился 4 (17) декабря 1872 в пригороде г. Влоцлавска Варшавской губ. Отец И.Е.Деникин — крепостной крестьянин, дослужившийся до майора пограничной стражи; мать Е.Ф.Вржесинская — обедневшая польская дворянка. Закончил Ловичское реальное училище (1890), Киевское пехотное юнкерское училище (1892), Академию Генерального штаба (1899). В 1892 × 1900-1901 служил во 2-й полевой артбригаде в чине подпоручика (1892), затем капитана (1900). В 1901 ...

Михаил Кутузов

Михаил Кутузов

Михаи́л Илларио́нович Голени́щев-Куту́зов (с 1812 светле́йший князь Голени́щев-Куту́зов-Смоле́нский; 1745—1813) — русский генерал-фельдмаршал из рода Голенищевых-Кутузовых, главнокомандующий во время Отечественной войны 1812 года. Первый полный кавалер ордена Святого Георгия.

Его жизнь прошла в сражениях. Личная храбрость принесла ему не только множество наград, но и два ранения в голову - оба считались смертельными. То, что он оба раза выжил и вернулся в строй, казалось знаком: Голенищев-Кутузов ...

Наполеон Бонапарт

Наполеон Бонапарт

Наполео́н I Бонапа́рт (итал. Napoleone Buonaparte, фр. Napoléon Bonaparte, 15 августа 1769, Аяччо, Корсика — 5 мая 1821, Лонгвуд, остров Святой Елены) — император французов в 1804—1815 годах, французский полководец и государственный деятель, заложивший основы современного французского государства.

Петр Врангель

Петр Врангель

ВРАНГЕЛЬ, ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ (1878–1928), российский военный и политический деятель, один из вождей Белого движения. Родился 15 (27) августа 1878 в Новоалександровске Ковенской губернии (совр. Зарасай, Литва) в дворянской семье. Отец Н.Е.Врангель – отпрыск древнего шведского баронского рода; помещик и крупный предприниматель. Окончил Ростовское реальное училище (1896) и Горный институт в Санкт-Петербурге (1901). В 1901 поступил вольноопределяющимся 1-го разряда в лейб-гвардии Конный полк; в 1902 произведен в офицеры (корнет гвардии) и зачислен в запас гвардейской ...

Федор Ушаков

Федор Ушаков

Фёдор Фёдорович Ушако́в (13 (24) февраля 1745 — 2 (14) октября 1817) — русский флотоводец, адмирал (1799), командующий Черноморским флотом (1790—1792).

В 2001 году Русской православной церковью причислен к лику святых как праведный воин Феодор Ушаков.

Подробнее:
• https://ru.wikipedia.org/wiki/Ушаков,_Фёдор_Фёдорович

Вход
Поиск по сайту
Ищем:
Календарь
Навигация